Типаж 2. Ортопед – травматолог — борец и загубленная рука армреслера

Типаж 2. Ортопед – травматолог борец и загубленная рука армреслера.

Борца, ортопеда - травматолога в то самое время сопровождала по жизни необычная женщина. На девятнадцать с половиной лет и шесть месяцев моложе его по паспорту. Удивительно красивая, очень стройная, упорно способная к обучению, с юмором и таким смехом – как серебряный колокольчик… И в то время – еще не имеющая хищнических привычек.

Я тебе расскажу одну историю. Мне ее рассказал дедушка Ахтлбай.А ему ее рассказал его отец. Его отцу – его прадедушка. А тот услышал ее от одного саксаула, когда сдвинув свою Точку Сборки, понял, что ему надо жениться. И погнал отцу своей будущей невесты – двадцать баранов. И холодильник «Ока». С таймером, грилем и барбекю…

Одна дывчына прихоть до дому утром. Там ее встречает мать:

— Нет, ну тильки подывысь, яка падло! Де ж ты, суко, сю ничь шлялась?!

— Мамо! Мы з хлопцими у кино ходилы…

- Кино – до девяти вечера. А я тебе, сучка, спрашиваю – де ты сю ничь шлялась?! - Мамо! Та мы ж потом на танци ходилы…

— Танцы – до двенадцати часов! А я тебе, спрашиваю – де ты шлялась усю ничь?! — Мамо! Ну та у нас с Иванэ потом был секс…

— То минутно дило! Ти менэ, сучка, кажи – почему мать тебе до утра ждать должна?!

Ортопед – травматолог имел расплющенные, как разваренные пельмени уши. И очень любил бороться до победного. Когда он схлопотал разрыв внутренней губы плечевого сустава и сам попал на операционный стол…

То зафиксировав руки и ноги простынями к операционному столу (так всегда делают, чтобы при наркозе, когда мозг начинает отключаться и наступает фаза мышечного возбуждения, пациент не грохнулся на пол), анестезиологи начали давать наркоз… Ортопед – травматолог, борец с поврежденным плечевым суставом стал «отъезжать» и вдруг краем сознания до него дошло: его укладывают на лопатки! И он, выгнув шею, и уперев затылок в операционный стол… ВСТАЛ НА «МОСТ»! Анестезиолог, анестезист и санитар (в травм - отделении в то время мужчины на данных ролях лучше справлялись) накинулись и стали прижимать его спиной к операционному столу. «Пациент» расценил меркнущим сознанием, что как только он коснется лопатками «пола» - он проиграет. Поэтому он вывернулся.

Вместе с операционным столом.

И с повисшими на нем как бультерьеры на медведе – анестезиологом, анестезистом и санитаром.

Санитар попытался сохранить равновесие и схватился за нестерильный стол. Стол опрокинулся и задел электрическую розетку. Заискрило, и в операционной потух свет. Наркозный аппарат отключился. Наркоз закончился. Операцию отложили. Но на лопатки пациента так и не уложили. Втроем. Он успокоился лежа на боку.

Впоследствии ему делали внутривенный вводный наркоз, а потом уже проводили общий. Когда он уже отключался в спокойном состоянии.

Ну их, этих борбунов! Вывернут все розетки, перевернут все столы вверх ногами, сгребут всех в кучу – малу. Но на лопатки – ни за что не лягут. Добьются-таки своего.

— Дружище, нужна твоя консультация. А может быть и помощь.

— Говори.

— Рука у меня не действует после операции. И боли такие – спать не могу без пачки обезболивающих и ведра льда.

— Ты где сейчас?

— У себя в городке.

— Я понял, ты нетранспортабельный. Жди. Через пару часов приеду, посмотрю.

Встретились. Слава – директор сразу четырех ресторанов. Увлекается армреслингом. Это когда мужики ставят руки локтями на стол, хватают друг друга в «замок» ладонями, и начинают давить. Каждый в свою сторону. Побеждает тот, кто заставит коснуться соперника рукой поверхности стола. Когда Славик давил соперника, то нечаянно оторвал свой локоть от опоры на столе, а соперник – дернул его за руку. Результат – отрывной винтовой оскольчатый перелом плечевой кости. Славик по рекомендации знакомого (тот «погуглил» и нашел очень известного в сети заведующего одним провинциальным хирургическим отделением) – обратился за помощью.

Заведующий отделением, немногословно и авторитетно заявил, после рентгеновского исследования – имеет место упомянутый перелом. И нужна операция. Металлоконструкции – пластина , которую поставят на плечевую кость и зафиксируют шурупами отломки… Импортная. Германская. И стоит 20 тысяч рублей. И еще в 70 тысяч рублей обойдется сама операция и пребывание в стационаре. «Под ключ». Этот вопрос решили положительно.

После операции появились нестерпимые боли, с которыми (с большим трудом) справлялись сильными наркотическими обезболивающими. Персонал больнички сердился – пациент «перележал» оперированную руку в «неправильном» положении и от этого возник временный отек. Боли усиливались и когда повязку сняли, оказалось, что пациент не может самостоятельно распрямить кисть руки.

Опа!

Пациента выписали через положенный срок, и он поехал в Москву.

К другому знаменитому в интернете дяде. Со звучной фамилией Цунами. И который представлялся – Академиком. Академик рекомендовал выполнить дополнительные исследования, рассмотрев которые выдал заключение: операция произведена качественно. Нервы все в целости. Топографически никаких структур в зоне операции проходить не может, поэтому они и не могли быть повреждены. А почему дикие боли – нужно делать повторную операцию и смотреть.

Вот со всем этим Славик и обратился к хирургу - боксеру.

Тот выслушал.

Посмотрел на руку.

Потрогал и помял ее.

Взглянул на рентгеновские снимки.

И высказал свое мнение.

— Поврежден лучевой нерв. И имеется ложный сустав с секвестром (несросшимся отдельным осколком кости). Раз ты говоришь, что до операции кисть разгибалась, и таких болей не было, значит, во время операции была нарушена целостность ствола лучевого нерва.

— Но, дружище, академик Цунами смотрел и даже накричал на меня. Руками махал: в этом месте не проходит никаких нервов. Хирург очень блестяще провел операцию…

— Слав! Рука – болит?

— Не то слово: спать не могу уже месяц!

— Самостоятельно кисть не разгибается?

— Нет.

— А до операции – она функционировала без отклонений?

— Именно так.

— Поехали к ортопеду. У тебя поврежден лучевой нерв и имеется образовавшийся ложный сустав – несросшийся перелом. Нужна операция. У специалиста. Я такого специалиста знаю. Он сам – из борбунов. Самого его оперировали с плечевым суставом. Мне он на пальцах порванные сухожилия сшивал. Поехали.

Прошла неделя. Договорились о встрече.

Борец, ортопед – травматолог, только взглянул на руку и ухмыльнулся:

— Отрежем, отрежем Мересьеву ногу!

— Не надо, ребята, я должен летать!

— К чему разговоры? Вперед, санитары! Ну где же ножовка? Пора начинать!

Армреслер побледнел и уселся на стул. Вывели его в коридор. Остались вдвоем. Хирург – боксер и ортопед – борец. Давние друзья.

— Твое мнение?

— Нерв поврежден. Однозначно. Секвестр есть. И ложный сустав. Остальное будет ясно на операции. Сроку ему – неделя. После этого – не берусь восстанавливать – и так уже времени у него нет.

— Ясно. Так и предполагал. Что по затратам?

— Бесплатно сделаем. Полис у него есть. Паспорт – тоже. Лекарств в госпитале достаточно. Персонал – укомплектован. Пусть сдает анализы – и приезжает.

Так и решили. Через неделю ортопед – травматолог (борец) оперировал армреслера. Когда я позвонил ему узнать как дела, тот ржал как лошадь Пржевальского:

 - Во картина! Вечно ты привозишь сюжеты для съемок. Мы вызвали интерна с камерой – снимать.

— Что – так весело?

— Приезжай – уссышься.

При встрече стали известны подробности операции. В операционном поле действительно - нерв в 2,5 – 3 мм диаметром (был сдвинут в сторону на первой операции) - не задет. Но это оказался – кожный нерв. А лучевой, диаметром 6 мм был плоско распластан по плечевой кости. И именно на него тогда и наложили пластину. На пластине (когда ее потом удалили на вторичной операции) выбито «Made in Russia» (стоимость – 2 тысячи рублей). Когда пластину, наложив на нерв по всей ее протяженности, скрепляли шурупами, то один шуруп вогнали точно в лучевой нерв, перерезали его и намотали 6 см ствола нерва на этот шуруп, прижав к кости. При этом образовался зазор, который не дал сопоставиться отломкам. Срастания кости не произошло. И в этом месте образовался ложный сустав. Секвестр уже «омылился» (трупное состояние) и был удален. Для замещения дефекта был взят фрагмент крыла подвздошной кости и пересажен в нужное место. Отрывки нерва ревизировали. Отломки сопоставили и наложили ГЕРМАНСКУЮ пластину. Как положено. Операцию закончили. Наложили иммобилизацию. Назначили обезболивающие, противовоспалительные, и стимулирующие рост поврежденных тканей, препараты.

Армреслер Слава спал спокойно сразу же после этой операции. С болью распрощался и начал улыбаться. Смотрел в окно на девушек. Швы сняли на 8-й день.

— Как мне отблагодарить врачей?

— Слав, докторов. Врачи – совдеповское слово. От слова – врать. Лечит доктор. Во всех цивилизованных странах. Как отблагодарить? Деньгами и отблагодари. Пусть они сами решат — на что потратить.

— А какую сумму принято использовать?

— Сумму? А вот сказки слышал по телевидению? Или в газетках таких пишут? Типа как подняли медработникам зарплату, и какая она теперь у них «средняя»? Вот какую «среднюю» обнародовали, такую и предложи. От своего чистого сердца и благодарной совести.

 Резюме.

Славику предстоит еще как минимум одна операция. Удаление металлоконструкции (пластины). Пересадка собственных мышц на своих питающих сосудах и со своими «донорскими» нервами на место поврежденных. В течение времени повреждения лучевого нерва мышцы, которыми он «заставлял» разгибать кисть – «усохли» безвозвратно. Теперь их нужно заменить другими мышцами. С другими кровеносными сосудами и другими нервами.

Только тут есть маленький нюанс. Предположим, для этой цели доктор выберет порцию широчайшей мышцы… Поняли уже, да? Именно это я и хотел вам сказать. Предположим данную операцию уже закончили. И пациент хочет распрямить кисть. Но на новом месте у него – часть мышцы, которая всю жизнь выполняла движение, как будто нужно достать зажигалку из заднего кармана джинсов. Значит, чтобы распрямить кисть, Славику придется думать, что он лезет в задний карман джинсов. И так будет месяца полтора – два. А затем его мозги «врубятся» в чем тут дело, и все «встанет на свои места». А в эти полтора – два месяца у него будет «полный ржач».

«Как-то шел по дороге в сексуальной тревоге,

Вижу – телка у стога лежит…

Без одежды, в трусах, колесом ее ноги,

И как лошадь в три горла храпит.

Я ее разбудил, она сразу: - Че надо?

Я в ответ: - Может, дашь – чо я хошь?

— За стакан, говорит, Буду очень я рада А за так — ты меня не тревожь…

Я в сельмаг побежал, и купил бормотухи

И налил ей граненый стакан,

А потом щекотал ее нежно за ухом

Положив ей под жопу баян.

Все бы блин, ничего, но спустя три денечка

Потекло у меня в три ручья…

Ну зачем я совал в неподмыт передочек?

Вот такая, робяты, херня…» («Вова Нежный»: В балагане – лимита).

« Патриотизм и гордость за Отечество начинается с участка земли, на котором любой человек может построить себе дом. И чем больше этот дом, тем больше чувство Патриотизма». Рональд Рейган, один из президентов Соединенных Штатов Америки. 

 

Пост Скриптум.

В настоящее время все действующие лица живы и здоровы. Их органы и ткани позволяют им каждому заниматься любимыми делами в полном объеме. Так что все события закончились замечательно.

Запись опубликована в рубрике Опыт. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте пожалуйста на вопрос *